Реалии.RU

Практическая антропология
Sapere aude, nosce te ipsum

Текущие результаты

Последнее изменение 15.08.2018

Не прибегая к радикальному ограничению социальной активности, без применения каких-либо активных химических веществ и внешнего воздействия на психику, фактически полностью естественным путем, я сумел добиться состояния организма с практически полным отсутствием каких-либо составляющих имеющих ярко выраженный депрессивный характер. Состояния, которое, в эмоционально физическом плане подобно почти перманентно присутствующей воодушевленности, периодически доходящей до весьма продолжительного ощущения легкой эйфории (переживания совершенства окружающего), а в интеллектуальном плане, ощущениям близким к гармонии, некоторой умиротворенности, но при этом ясности, яркости, чистоты и выраженной холодности мышления. Ниже по тексту я дам более конкретное определение достигнутому состоянию, пусть и потенциально понятное, к сожалению, лишь для редкого склада людей. За тысячелетия человек настолько привык к перманентно депрессивному состоянию психики, что для большинства современных людей, отравленных к тому же продуктами прогресса и иглой потребления, предмет моих изысканий заведомо находится далеко за гранью всяческого понимания.

Первоначально, мои опыты и исследования носили исключительно интеллектуальный характер и преследовали весьма простую цель - достижение определенного интеллектуального уровня, позволяющего осознать самого себя и окружающий мир в максимально приближенном к объективной действительности виде. Буквально, фокус моего интереса лежал в разрешении вопроса о том, как возникает и по каким правилам действует все то, что я принимаю за окружающий мир и самого себя. Многое из того, что можно было бы отнести к освоению пессимистического мировоззрения (пессимизма существования как такового) было изучено, освоено, а главное осознано. Справедливости ради, стоит отметить, что ушло немало лет на то, чтоб избавиться от кандалов системного образования, а также от иллюзий и всевозможной заразы, доставшейся мне от воспитания и общественного влияния. Со временем, я вполне проникся осознанием пессимизма существования, что, в свою очередь, и позволило мне совершить весьма значительный прорыв в собственном интеллектуальном уровне. Я не только вполне осознал, но и прочувствовал то, что стоит за выражением "я есть ты, а ты это я". Я узнал себя, людей, себя в них, каждого из мерзавцев в себе, и всех нас вместе взятых в том, что называем миром, который так нещадно и варварски уничтожаем. В конечном итоге, именно этот свод знаний оказался тем, что только и можно назвать "Школой холодного разума". Но, как это бывает, обретя желаемое, в довесок я получил и побочные явления. При крайне сложном в осознании мировоззрении, в сущности своей не предназначенной для обычного человеческого сознания информации, его обладание оказалось еще более сложной задачей, чем это могло бы представляться изначально. Оказалось, что мало узнать, главное вынести это знание, не сойдя в конечном итоге с ума или не предавшись отшельничеству и аскезе. Что, собственно, и случалось со многими моими предшественниками. Ни психотехники, ни гипноз, ни, тем более, нейролингвистическое программирование или психоактивные вещества, не в силах решить подобной задачи не усугубив ее еще и своими пагубными последствиями. Я оказался перед необходимостью изыскания способа длительного воздействия на сознание, который позволил бы мне не только остаться в мегаполисе, но и будучи обладателем, весьма не простых знаний, быть способным вести эффективную жизнедеятельность, находясь при этом практически со всеми, но фактически не вместе, а рядом, как бы параллельно выдуманному людьми миру, их переполненной кровью, гноем и страданиями горе матрице. И для решения такой задачи требовался сильный естественный антидепрессант и энергетик одновременно, способный повысить окислительно-восстановительные реакции, поднять порог выносливости, а равно оказать положительное влияние на сознание, мыслительные процессы, настроение и общий тонус. Требовалось естественным образом повысить метаболизм, чувствительность к инсулину, поднять уровень потребления кислорода, уровень тестостерона, и т.д., дабы обеспечить перманентно кратно высокий уровень эндорфинов и фенилэтиламина. Я задумал компенсировать побочные явления от осознания пессимизма существования, т.е. того, что, в сущности, и является холодным разумом, ничем иным, как повышенным уровнем эндорфинов. Естественным, экономичным и одновременно результативным, а потому практически идеальным, путем достижения чего служит не что иное, как прагматичный кардио тренинг, что, в совокупности с интеллектуальными изысканиями, и способно превратить открывающую сознанию реальный мир философию пессимизма еще и в инструмент эффективной созидательной жизнедеятельности в социально агрессивной среде общества потребления. Вот так сформировалась задумка, стало быть, таков был мой план. И в настоящее время он вполне успешно реализуется.
Я нашел для себя способ сначала узнать, а потом еще и вынести то, чем на самом деле являемся мы сами, созданная нами мнимая реальность, в мире, который мы уже приговорили, в обществе, где выбор большинства заключается в том, чтоб всецело и без остатка предаться иллюзиям, отдаться какой-либо идеологической заразе, или, того хуже, пытаться найти утешение или радость в употреблении какого-либо психоактивного яда. Безусловно, можно просто окунуться во что-то позитивное с головой, но это не оградит ото лжи, жадности, корысти, зависти, ненависти и прочей заразы достающей мыслящего человека находящегося в паразитирующем обществе потребления. И да, можно найти в себе силы и проникнуться пессимистическим мировоззрением, но останутся ли таковые на то, чтоб вынести потом весь груз осознания пессимизма существования, тот еще вопрос. Я же, сумел добиться реального решения этой задачи, реальным примером чего и являюсь. И все это еще и не считая того позитивного влияния на физиологию, оказанного кардио тренингом, который не только довершил избавление от практически 40кг лишнего веса и целого букета неприятностей от не особо физически активного и правильного образа жизни в мегаполисе, но и превратил средневозрастного городского доходягу в опытного атлета в дисциплине бега на длинные дистанции (вот уж чего не ожидал даже в фантазиях, так это именно этого).

Ниже я привожу краткое описание результатов, которые на данный момент вполне удается достигнуть путем проецирования пессимистического мировоззрения в русло развивающих практик, используя таковые в качестве основ методик самопреодоления и всестороннего психофизического развития.

Принимая во внимание, что все происходящее в сознании человека обуславливается исключительно происходящими в его организме биохимическими процессами, следует отметить, что, как выяснилось, любой из перечисленных ниже результатов достижим лишь при оказании комплексного психофизического влияния на организм в целом, а не только лишь средствами интеллектуального тренинга. Как следствие, все нижеперечисленное полностью взаимообусловленно. Нельзя получить что-то одно, и нельзя от чего-то отказаться. Но оно того стоит.

На текущий момент результативность методик такова, что в среднесрочной перспективе вполне достижимо состояние, охарактеризовать которое можно следующим образом:

«Холодный разум в переживании совершенства окружающего»

В частности, это выражается в перманентной внутренней уравновешенности, невозмутимости и гармоничности. Наблюдается ясное осознание, понимание и принятие происходящего. Легко достигается как ощущение умиротворенности, так и состояние потока. Преобладает ясность мышления, психофизическая легкость, сбалансированность, стрессоустойчивость, ощущение энергоемкости, самообладание. В силу замещения источников достижения удовлетворенности с психоэмоциональных и химических на естественный эндорфинный, наблюдается прогрессирующий процесс отторжения как физических, так и психических элементов не здорового образа жизни и рисков. Достигается состояние, которое вполне можно назвать полноценной самодостаточностью.

Простыми словами: Сознание перестает испытывать как эмоциональные взлеты (щенячий восторг), так и расстройства (сильные разочарования). Причем речь не о снижении чувствительности, т.е. достижении в некотором роде "отмороженности", а об обретении внутреннего механизма эмоциональной взвешенности. Это подобно комплексному, да еще и управляемому в уровне воздействия, антидепрессанту, не оказывающему еще и при этом никакого угнетающего воздействия на физиологию. Организм, как бы принимая то, что видимый нами мир существует в сознании лишь в сравнительном виде, где абсолютно все, и любая эмоциональная яркость в частности, познается в восприятии лишь в контрасте со своей противоположностью, становится способным ограничивать одновременно и восторг, и глубину падений в печаль. Настроение выравнивается, обретает нейтральный характер и в конечном итоге переходит в состояние перманентной безмятежности и в некоторой степени умиротворенности. Это подобно тому, как если бы что-то кратно уменьшило определяющую жизнь человека амплитуду его колебаний между сукой и страданиями, что относительно практической стороны жизнедеятельности и является чуть ли не самым эффективным инструментом снижения практически всего спектра рисков.
Обретя ясное осознание тождественности всего окружающего, и в первую очередь живого, а, следовательно, и себя с себе подобными, мое существо узнает и принимает себя и все окружающее таким, каково это есть, а не тем, чем надуманно или мнимо. Мое сознание не боится оставаться наедине с самим собой, утрачиваются состояния скуки, апатии, одиночества. Видя себя во всех других и других в себе самом, видя и себя, и других насквозь, я перестаю нуждаться в том, что, либо и так есть, либо и вовсе не требуется, ибо я перестаю переоценивать то, на сколько мне в действительности кто бы то ни было или что бы то ни было требуется. Исчезают зависимости, привязанности и амбициозность, а вместе с ними корысть, тщеславие и жадность. На их место приходят умеренность и истинный прагматизм. Обесценивание же постулатов человечности и долга практически полностью избавляют от необходимости как ожиданий чего бы то ни было и от кого бы то ни было, так и обязанностей по не существующим обязательствам. Став самим собой, избавившись от надуманного себя в себе и в остальных, приняв себя и свои поступки такими, каковы они есть в действительности, я принимаю решения, действую и оцениваю сделанное с одной и той же позиции, тем самым утрачивая то, что называл бы ранее угрызениями совести. Я держу голову прямо, не кланяюсь, и не преклоняюсь. Почти все правила известны и понятны, а риски оценены и по возможности контролируемы.

Справедливости ради в заключении стоит отметить и противопоказания, при наличии которых не удастся и близко подойти к вышеописанному. И имя им — злоба, агрессивность, высочайший эгоизм и глупость.